Село Папулево

2011-08-16 12:37:15


Основным документом является отписка муромского наместника князя Федора Хованского от сентября 1489 года. В отписке к царю Ивану III наместник писал: «Приехали, государь, к тебе послы из Ногайские орды Ибаков слуга, а зовут его Чюмгуром, да Мусин мурзин слуга Адиком зовут, да Емгурчеев мурзин слуга, Тувачем зовут; а всех их, государь, двадцать да два. Сказывают, государь, Волгу возилися под Черемшаны. А провожал их, сказывают, Алказый да Бегиш, да сын его Утеш, да Чет, да Икайсым Сегит, а провожали их, государь, полем до Суры, до Папулы до мордвина. А оттоле, государь, сказывают, ехали на князя Ромодана, да на Кирданову мордву, да на Саконы. А нынча, государь, стоят за рекою против города (т.е. на Оке у Мурома – И.И.). И яз, государь, на сю сторону их возити не велел без твоего ведома».

Из этого документа видно, что ногайские послы передвигались из Казани в Москву сухим путем по Муромской дороге. Значительная часть этого пути проходила через мордовские земли.

Историк П.Н. Черменский, ссылаясь на профессора А.А. Гераклитова, так комментируют путь ногайских послов в своей статье «Пути сношения Москвы с Поволжьем через Мордовию»: «Ногайские послы, переправившись через Волгу близ устья реки Черемшан (реки Большой и Малый Черемшан – притоки Волги находятся в Ульяновской области), следовали в дальнейшем «полем», то есть безлесной местностью, до реки Барыш и по ее долине вышли к Суре на Муромскую дорогу. За Сурой началась территория Папуловой мордвы, подвластной русскому государству. Сам эрзянин Папула был, по-видимому, старшиной большой мордовской семьи или целой группы их, вассалом русского государя. Имя папулы сохранилось в названии села Папулово на среднем Алатыре Ардатовского уезда».

Муромская дорога из Москвы на Казань, проходившая через владения мордвина Папулы, была главной магистралью в походе Ивана четвертого на Казань. Об этом походе также сообщает П.Н. Черменский: «По Муромской дороге шли русские войска под Казань в 1552 году. 20 июля войска Грозного переправились через Оку и ночевали в Саконском лесу на реке Велетьме, притоке Оки, в 30 км от Мурома. Вторая остановка была на реке Шелекше, притоке Теши, а третья под Саконским городищем. Сюда к царю подошли дружины из Касимова и Темникова, татары и мордва.

Первого августа войска были на реке Меня, а затем, переправившись через реку Алатырь на Ардатовском перевозе (где ныне находится город Ардатов). 4 августа подошли к Суре – к устью реки Барыш, к той части Муромской дороги, которая в разрядной книге называется «дорогою из Мурома полем».

Таким образом, исторические документы и труды многих историков (Д.И. Багалей, С.Ф.Платонов, А.А. Гераклитов, П.Н. Черменский) показывают, что долины рек Велетьмы, Шелекши, Теши, Саконы, Мени, Алатыря, Суры, Барыша, в 15-16 веках служили сухопутной дорогой в экономических, политических и дипломатических сношениях Москвы с Поволжьем.

В 16 веке, когда совершал свой поход Иван Грозный (на Казань) и проходил через владения папуловой мордвы, последние совместно с жителями соседних старинных селений – Старый Чукал и Старый Ардатов – в бассейне реки Меня пополняли русские войска личным составом, поддерживали продовольствием, строительством мостов на Алатыре и Суре. О былой мощи папуловой мордвы свидетельствует и тот факт, что и в начале 17 столетия папулевцы еще владели большими лесными, пахотными и луговыми угодьями.

Папулевцы принимали активное участие в крестьянских войнах. Многие из них воевали в  войсках Степана Разина. Несколько семей «разинцев» из Папулева погибло в сражении с правительственными войсками у села Тургенево. Мордовское население среднего течения реки Алатырь (Папулево, Береговые Сыреси, Селищи, Болдасево) продолжало сопротивляться правительственным войскам и тогда, когда восстание Разина шло на убыль.

В декабре 1670 года князь Ю. Долгорукий сообщал царю: «И у твоих, великого государя, ратных людей, с воровскими людьми был бой большой, и с того де, государь, бою воровские люди побежали в алатырский лес и воровские свои засеки. И тех де, государь, крепостях сидели они с женами и детьми со всем своим воровским обозом.

В неравном бою под Селищами восставшие были разбиты, многие из них попали в плен. «А в расспросе де, государь, и с пытки сказали, что было их, воровских людей, в сборе тысячи с три и больше русские люди и мордва…»

В памяти папуловой мордвы сохранились многие события, совершавшиеся на протяжении 500-летней истории. Папулевцы гордятся, что среди этих памятных, незабываемых событий были неоднократные приезды в их село, в типичную мордовскую глушь, выдающегося просветителя Поволжья Ильи Николаевича Ульянова. Желая вытащить папулову мордву из вековой отсталости, директор народных училищ Симбирской губернии в 1875 году в Папулеве открывает двуклассное училище».

Статья известного мордовского ученого-филолога И.К. Инжеватова дает представление о том, как возникло и развивалось одно из старинных эрзянских сел в районе. Но районный музей обладает рядом документов, которые могут дополнить фактический материал о селе. В легендах, бытующих на Ичалковской земле, имя Папулы упоминается не раз. Так, одна из историй о старике Ицяле – основателе села Ичалки, говорит о том, что у старейшины Ицяла было три сына – Папула, Сыресь и Болдась, основавших три эрзянских села Папулово, Сыресево и Болдасево.

В одном из фундаментальных источников по истории мордвы - в книге А. Гераклитова  «Алатырская мордва»  указывается, что в 1624 году Папулево насчитывало всего 10 дворов и 12 мужчин (в то время учитывались только мужчины), причем в селе было еще два пустых двора, «жители которых сошли безвестно в 1671 году». Распри с соседями, войны, слишком большие подати приводили к тому, что эрзяне массово искали другие места для заселения и уходили из сел целыми семьями. В пользовании папулевцев в начале 17 века были обширные земли под пахоту, луга и целый ряд ухожьев (мест для сбора дикого меда).

Следующая перепись в эрзянской деревне прошла через полвека – в 1671 году.  В Папулеве число дворов увеличилось до 18, а число мужчин – до 27, пустых дворов – 2. История сохранила имена жителей села того времени: Суяшка Лаврентьев(сын Кабылка), Стенка Сычесев, Чабышка Андреев, Якимка Байкин (его сын Живайка), Велдяска Азрапин, Неверка Лаврентьев (сын Восяйка), Литюшка Азрапин (сын Алмяшка), Шугурка Щадрин, Ишмайка Дуркаев (сын Офонка), Чиндяска Сергеев (у него племянник Кипкайка Дементьев),  Игошка Тенюшев,  Велдяйка Яковлев, Байка Тонгаев (его внук Учайка Васильев, да сын Саксайка), Лобайка Четаев, Учайка Торкаев, Таркайка Таганашев (племянник Ивашка Кудашев, Оркайка Чебаев, Молчанка Рузанов.

Один из пустых дворов принадлежал Нюняйке Яковлеву, «убитому под Тургеневым» - именно этот факт использовал Инжеватов для доказательства участия папулевцев в Разинском выступлении.

В 1696 году количество дворов в Папулеве уменьшилось до 16, а вот количество людей увеличилось до 46  (по всей видимости, семьи просто не «делились», жили вместе). В 1719 году в селе насчитывалось уже 56 мужчин, а через два года – 63 мужчины (примерно столько же было и женщин). По «Списку населенных мест Симбирской губернии» (1863 года) в Популеве насчитывалось уже 80 дворов, 459 мужчин и 504 женщины. Как видим, за 2 с половиной века, прошедших с первой переписи, население села увеличилось почти в 50 раз. Причем резкое увеличение происходило именно в 19 веке.

В 1913 году население села увеличивается вдвое, по переписи 1913 года в селе Популеве Тархановской волости числится уже 274 семьи, 970 мужчин и 1052 женщины. Судя по этой обстоятельной и серьезной переписи, в средней популевской семье было 7-8 человек, в селе насчитывалось 312 грамотных мужчин и всего 19 грамотных женщин. Папулевцы держали много скотины – 268 лошадей и жеребят, 303 коровы, 133 быка, 835 коз, 78 свиней. Но в то же время в селе было 100 безлошадных семей (то есть почти каждая третья), 54 семьи обходились без коровы (почти каждая пятая). Было несколько зажиточных семей, имеющих несколько голов крупного рогатого скота, лошадей, сельскохозяйственные орудия и т.д. В Папулеве десятки мужчин и женщин были заняты в наемном труде в сельском хозяйстве и лишь две женщины занимались шитьем. Папулево в то время было крупным селом с развитым хозяйством, с торговыми и промышленными предприятиями, с церковью, учебным заведением и заметной социальной расслоенностью жителей.

После революции село жило той же жизнью, что и окрестные села – организовывали колхозы, поднимали сельское хозяйство, в 1930 году вошли в состав Мордовии. Одним из тех людей, кто своей судьбой соединил два народа – эрзян и русских, в наше время стал Фрол Сергеевич Кемайкин. Простой сельский парнишка, волею судеб проживший большую часть своей жизни в Казахстане, Карелии, Курской области, прославил знатным трудом себя, свой народ, свою малую родину.

Фрол Кемайкин родился в Папулеве, рос в трудное военное и послевоенное время. В селе не хватало рабочих рук, и паренек пошел на работу в кузню, сразу после окончания семилетки в 1943 году. Работы в кузне было много: старая сельскохозяйственная техника требовала постоянного ремонта, а рабочих было мало. Старый колхозный кузнец учил парнишку многому, но самое главное – научил его трудолюбию и старательности.

Службу Фрол Кемайкин проходил в дважды Краснознаменном Балтийском флоте. Четыре года морской выучки научили Кемайкина упорству в достижении поставленной цели, деловитости, взаимовыручке. По окончании службы молодой папулевец окончил курсы экскаваторщиков, устроился на работу в Казахстан на Атасуйское месторождение. В 1958 году перебрался на Курскую Магнитку, в город Железногорск, стал одним из тех пионеров, кто разрабатывал новое месторождение. Один из его коллег, бригадир экскаваторщиков Михаил Федин, делился своими воспоминаниями о работе с Кемайкиным: «Многие из нас приглядывались к легендарной «восьмерке» (бригаде Кемайкина). И прежде всего, к бригадиру. Крепкий мужик, сосредоточенный, серьезный. Члены экипажа прислушивались к каждому его слову, честно выполняли все команды могучего «Фрола». Когда бывал на его экскаваторе, удивлялся идеальному порядку и чистоте, что царили на горной машине. Все разложено по полочкам, металлические узлы сверкают свежей краской».

Настойчивость, целеустремленность, трудолюбие всегда были отличительными качествами папулевца Кемайкина. Уже будучи отцом четверых детей, он пошел учиться  в вечернюю школу, а затем и в институт, в 43 года получил диплом инженера. В 1966 году заслуги бригадира Кемайкина были высоко оценены государством, ему присвоили звание Героя Социалистического труда. И после выхода на пенсию Фрол Кемайкин остался неутомимым тружеником, проявив свои способности на общественном поприще.

В плеяде замечательных уроженцев села Папулева и нашего района сегодня хорошо известны многие имена тружеников села, героев войны, деятелей науки и культуры. Достойным представителем эрзянского народа стал  Фрол Сергеевич Кемайкин. Летом 2010 года бюст Героя-папулевца украсил Аллею Героев в районном центре.

Хранителями традиций в старинном эрзянском селе выступают артистки самодеятельного фольклорного коллектива – жительницы Папулева. Еще в восьмидесятые годы прошлого века самодеятельные артистки радовали публику в райцентре и в Саранске своими песнями и плясками. Особой популярностью пользовались сцены из свадебного обряда, разыгрываемые жительницами села – «бабань каша» и другие. И сейчас народные артистки принимают участие в различных концертах и фестивалях, несмотря на возраст и на то, что их с каждым годом становится все меньше и меньше.  К сожалению, в настоящее время в селе живет примерно седьмая часть того населения, что насчитывалось в начале прошлого века – всего 387 жителей. Проблемы у жителей села те же, что у жителей окрестных сел – отсутствие работы и хороших бытовых условий приводят к оттоку из села молодежи. Будем надеяться, что папулевцам удастся в селе настроить  жизнь на позитивный лад.

 

Материал с использованием  публикаций

в районной газете подготовила директор

 районного краеведческого музея  М.ТАРАСОВА.